В 1917 году нижегородское купечество и общественность отметили столетний юбилей Нижегородской ярмарки. Однако в годы Гражданской войны ярмарка пришла к полному разрушению. (После революции была разрушена структура прежних ярмарочных связей, существовавших благодаря купечеству.)


    Советская Нижегородская ярмарка возродилась в период новой экономической политики, когда по распоряжению Ленина сюда прибыл большевик с опытом торговой работы Сергей Васильевич Малышев. Тот взял баржу, заполнил ее товарами и стал первым красным торговцем. Успех этой баржи решил и судьбу Нижегородской ярмарки. Чрезвычайно выгодное географическое положение Нижнего Новгорода в центре перекрещивающихся крупных водных путей дает возможность очень быстро перебрасывать огромные массы необходимых товаров на периферию.
    Сам С.В. Малышев вспоминал: «Мое первое впечатление, когда я ступил на эти груды разваленных кирпичей, было ужасное. Ирбитская ярмарка разрушена огнем во время военных действий, и то она далеко такого вида не имела, но Нижегородская ... имела вид, не поддающийся описанию». В Первую мировую войну на территорию ярмарки сгоняли пленных, а во время Гражданской войны в ее зданиях размещались войска. «... Прежде всего, мы повели наступление на обитателей ярмарки. Ведь здесь были и самые настоящие бандиты, ...которые вывертывали скобки, пробои, замки и продавали их, и этим жили...». Новая советская ярмарка начала свою жизнь с того, что сразу приостановила бесконтрольное хозяйничание на ярмарочной территории и в ярмарочных корпусах канавинского и гордеевского населения, выламывавшего двери, окна, полы, железо, и развозившего или разносившего все это по своим домам, или же продававшего на городских базарах.
    Под руководством С.В. Малышева в 40 дней восстановили существенную часть ярмарки – Главный дом и 20 корпусов.



    Согласно постановлению ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 4 марта 1922 г. Нижегородская ярмарка была возобновлена. Особой комиссией был выработан церемониал открытия ярмарки: она открывалась 1 августа. Во встрече гостей, прибывающих из центра, участвовали все представители Ярмарочного Комитета, Губисполкома, Губкома, Губпрофсовета и начальник гарнизона с почетным караулом. В 12 часов дня прошел парад на ярмарочной площади. После поднятия флагов были произнесены приветствия от центра, Ярмарочного комитета и местных властей. После речей – осмотр ярмарки, которым руководил С.В. Малышев. На открытие были разосланы особые приглашения всем учреждениям, организациям и прессе. После парада и открытия состоялся парадный обед.
    Управляли ярмаркой полномочная Комиссия по восстановлению Нижегородской ярмарки и Правительственный комиссар Нижегородской ярмарки, затем Нижегородский ярмарочный комитет (1922–1929 гг.). Была организована Нижегородская ярмарочная товарная биржа (отделение Нижегородской губернской) при Ярмаркоме, она находилась в Главном ярмарочном доме. ВЦИК по представлению кандидатуры Губисполкома, согласованной с КВТ и НКВД, назначал на время торгов Правительственного Комиссара по Нижегородской ярмарке. В организации Ярмарочной биржи принимала участие Нижегородская товарная биржа.
    Нижегородская ярмарка, встреченная при своем возникновении с таким недоверием, в первый же год своего существования сумела стать крупнейшим фактором в экономической жизни Союза. «Нижегородская ярмарка, – уже через год заявлял С.В. Малышев, – превзошла все наши ожидания. Мы продвинули до 5 млн. пудов разных товаров... Она восстановила связь центра с окраинами ...вышибла окончательно почву из-под ног посредников и спекулянтов, и создала почву для кредита. …Как торговый человек, я утверждаю, что роль Нижегородской ярмарки еще долгое время будет весьма значительной, – заявлял С.В. Малышев. – Впоследствии она перейдет в образцовую ярмарку, но пока не усовершенствуется транспорт и не изменится торговая психология, ее судьба – быть центром натурального оборота...».
    Действительно, несмотря на то, что официальные сведения о прибывающих на ярмарку грузах, публиковались статистико-экономическим бюро, многие крупнейшие ярмарочные сделки заключались по образцам. Почти не регистрировались грузы, пришедшие собственным транспортом фирм, и, наконец, совершенно не учитывались колоссальные запасы товаров госорганов, находящихся на постоянных складах их нижегородских отделений. Членами биржи записалась 91 фирма (крупнейшие госорганы и кооперативные объединения). Но торговая ярмарочная жизнь протекала поначалу мимо биржи. Некоторые из госорганов окраинных республик и автономных областей (Кирцентроторг, Вотская автономная область) закончили операции, исчисляемые триллионами рублей (советских) и десятками-сотнями вагонов товара. Был выбран биржевой ярмарочный комитет и проведено ярмарочное торговое совещание, которому был придан характер всероссийского совещания представителей биржевых комитетов.
    Значение Нижегородской ярмарки в том, что она должна была стать «рабоче-крестьянской». На открытии ее в 1923 г. А.И. Рыков ставил ей такую задачу: «Товар стал проникать в деревню. Но наше несчастье в том, что этот товар еще очень дорог... Постепенно, мы надеемся, товары города все более будут приближаться к ...нормальному довоенному соотношению».
     «Смычка города с деревней», как тогда говорили, должна была произойти через госорганы и кооперативные организации. И с каждым годом значение Нижегородской ярмарки как центрального рынка, в особенности для наших окраин и Востока, а также и нашей кустарной промышленности, росло и углублялось. Нижегородская ярмарка сумела вовлечь в торговый оборот широкие потребительские круги даже самых отдаленных окраин Союза, в действительности осуществить смычку с деревней путем привлечения низовой кооперации, возобновить и укрепить связь с Востоком, и, наконец, явиться стимулом в развитии нашей кустарной промышленности.
    На возрастающий интерес к ярмарке со стороны широкого потребителя указывают данные о принявших участие на ярмарке фирмах: 1922 г. – 591 фирма, 1923 г. – 608 фирм, 1924 г. – 2177 фирм. И этот рост падает, главным образом, на восточные и кооперативные фирмы низовой сети. Несмотря на некоторое уменьшение оборотов ярмарки 1924 г. по сравнению с ярмаркой 1923 г. вследствие острого бестоварья, обороты с кустарными товарами возросли не только в относительных цифрах, но и абсолютных. Более половины фирм – госорганы, затем шли кооперативные объединения и частные оптовые фирмы. Розничная торговля, начавшая быстро расти после отмены сбора в пользу голодающих, в 1923 г. была особо представлена 215 фирмами.
    Как подчеркивал С.В. Малышев, в первый же сезон было восстановлено до тысячи торговых помещений. А всего их имелось до 6500. «Число государственных торговых помещений будет доведено до 2500, – говорил он. – Прочие я отдаю в долгосрочную аренду с обязательством ремонта. Охотников снять множество, и это понятно, ибо Нижегородская ярмарка – ключ ко всей экономической жизни страны. У нас перебывали представители решительно всех стран, от Америки до Чехословакии включительно... Заграничный рынок по чисто экономическим предпосылкам вынужден был с нами торговать. Мы экспортировали лен, пеньку, кожсырье, пушнину, нефть, лесные богатства, т.е. все то, в чем нуждается заграничный рынок и без чего их промышленность не может развиваться и сейчас. На выставке по линии Внешторга каждый мог убедиться, что у нас покупали: Англия, Германия, Швеция, Голландия, С.-А. С. Штаты и прочие страны. Мы экспортировали, успешно устанавливая конкурентные цены на западно-европейском рынке, приближаясь к активному балансу по внешней торговле».
    Наш импорт в основной своей части был связан с вопросом развития крестьянского хозяйства и промышленности.
    Перед ярмаркой была поставлена задача: нам нужно фабричное машинное оборудование для того, чтобы сократить импорт, и сельскохозяйственные машины для того, чтобы увеличить экспорт. И эта задача твердо проводилась Внешторгом.
    На территории Нижегородской ярмарки, по инициативе Президиума Губисполкома и Ярмарочного Комитета, было устроено показательное крестьянское хозяйство Нижегородской губернии середняцкого типа. К открытию ярмарки была построена типичная улучшенная изба со всеми надворными постройками и приспособлениями последнего слова науки и техники. А на отдельном отрубном участке, в 1/10 натуральной величины, устраивалось образцовое крестьянское хозяйство, с правильным севооборотом и чередованием растений, со скотом. Словом, было оборудовано в деталях все крестьянское хозяйство с применением сельскохозяйственных машин, электрификации и прочих культурных и желательных усовершенствований, не требующих особо больших затрат и доступных крестьянину. Недалеко от крестьянской избы устраивался павильон, в котором во время ярмарки демонстрировались сельскохозяйственные машины и орудия, и рядом, на полевых участках – более сложные машины. Внутри павильона были развешаны плакаты, читались лекции по сельскому хозяйству, были организованы ящики с вопросами и ответами. Намечалось устройство в широких размерах сельскохозяйственных выставок, организация постоянного научно поставленного сельскохозяйственного музея и опытной станции для производства опытов с минеральными удобрениями по улучшению лугов и т. п. В организационной работе этого начинания, кроме Ярмаркома, принимал непосредственное участие губернский агроном Нижгубземуправления, по строительной части – главный инженер Ярмаркома. Постоянным руководителем был приглашен агроном Тимирязевской академии, к текущей работе привлекались практиканты Нижегородского сельхозтехникума.
    Нижегородская контора Госторга также открыла весною 1924 г. свои операции по торговле сельскохозяйственным инвентарем. Принимая во внимание усилившийся со стороны крестьянского сельского хозяйства спрос на сельскохозяйственный инвентарь, контора значительно расширила ассортимент своих товаров и имела орудия и машины для обслуживания всех работ и всех нужд сельского хозяйства – от серпа до жнейки-сноповязалки, сложной молотилки и трактора включительно. Выставочный отдел сельскохозяйственного машиноснабжения быстро приобрел значение крупного базисного склада, из которого пополняли свои запасы сельскохозяйственным инвентарем сельскохозяйственные склады Татнаркомзема, Чувобласти, Мариобласти, Иваново-Вознесенской и Владимирской губерний и ряда других районов.
    Кредитование конторой Госторга своих покупателей в пределах Нижегородскиой губернии (первичная сельскохозяйственная кооперативная сеть) производилась Госторгом через Нижегородский Губсельбанк.
    Общий же оборот конторы по продаже сельскохозяйственных орудий и машин за 1925 год признавался Малышевым «весьма высоким, значительно превышающим довоенные обороты по сельскохозяйственному машиноснабжению всех существовавших в губернии организаций вместе взятых».
    До 1925 года заготовка сырья носила случайный характер, без связи с производителями. В 1925 г. Нижегородское отделение пушно-сырьевой конторы Госторга развернуло свою заготовительную деятельность. С октября заготовка охватила губернии Нижегородскую, Владимирскую и Иваново-Вознесенскую, где было организовано свыше 20 заготпунктов. Крупную роль Нижегородское отделение сыграло в деле вливания в Нижегородскую губернию внешнего, привозного кожсырья, сибирского и среднеазиатского. Это сырье ушло почти исключительно для производства мелкому кустарю и небольшим кооперативным производственным ячейкам. Все заготовленное и принятое на комиссию от центра сырье, исключая пушнину и животноводческое сырье, предназначенное для экспорта, было реализовано между производственными организациями трех губерний.
    По распоряжению Правления Госторга, на Нижегородскую Ярмарку должно быть свезено все наличное сырье, не реализованное на местах к наступлению ярмарки. Пушно-сырьевая контора закупала на ярмарке сырье, годное для экспорта за границу: пушнину, щетину, конских волос и кожсырье. Кроме того, пушно-сырьевая контора использовала ярмарку как свой выставочный павильон, где собрались все возможные образцы пушнины, сырья и кож со всех уголков страны и где заготовители могли увидеть и научиться правильному убою, съемке и сохранению товара, правильному и рациональному подходу к своему промыслу.
    Коммерческий отдел Нижегородской конторы Госторга занимался реализацией импортных товаров (рис, сухофрукты, сельди, галантерея, химическо-фармацевтические и другие), получаемые через главные конторы Госторга. И заготовлял в пределах Нижегородской, Владимирской и Иваново-Вознесенской губерний экспортные товары – дубовую французскую клепку, рогожи, сушеные и маринованные белые грибы, ликоподий, муравьиные яйца, сушеные ягоды, кустарно-художественные изделия. Эти товары за время войны и революции никем не заготовлялись, и население, видя, что спрос на них прекратился, перестало его совсем заготовлять, благодаря чему лишилось довольно солидного подсобного заработка к крестьянскому хозяйству. Этот промысел поднялся до довоенного уровня, и на него Госторг обращал большое внимание, т.к. экспорт товаров, собираемых крестьянами, поднимал их экономическое благополучие и политическую мощь Советской Республики.
    Волжское пароходство принимало все меры к тому, чтобы участие в Нижегородской ярмарке торговых и промышленных организаций было экономически целесообразно. Большинство ярмарочных льгот тарифного характера предоставлялось исключительно грузам Востока, следующим на ярмарку, а равно и грузам Центральной России, отправляемым в страны Востока. Устанавливались льготы на хранение грузов в размере 50% установленных ставок, с открытия ярмарки по 15 октября. Правление Волжского Госпароходства добилось того, что все его льготные тарифы распространялись и на путь по Каспийскому морю. Все ярмарочные перевозки выполнялись срочно, аккуратно, с полной гарантией за целость и сохранность товаров. Взаимное содействие Волжского Госпароходства, торговли и промышленности обеспечивало успех ярмарки и давало возможность расширения льгот в будущем.
    Кооперация всегда активно выступала на Нижегородской ярмарке, главным образом, в роли покупщицы товаров. В ярмарку 1924 года был небывало большой съезд кооперативов: 719 кооперативов, т.е. 30% из 2177 фирм, зарегистрированных Ярмаркомом. Основное ядро кооперативных участников по численности и размерам оборотов составляли союзы кооперативов, районные, губернские и областные. Огромную роль на ярмарке играли центральные кооперативные органы (такие, как "Плодовинсоюз" и Акционерное Общество потребительского кооперативного транспорта "Покотранс"). Финансирование и кредитование всей средней и низовой кооперации на ярмарке производилось Всекобанком и Украинбанком, а центральных кооперативных организаций – Госбанком. Только при помощи этого кредита кооперация могла выполнить свою основную задачу на ярмарке – приобретение возможно большего количества товаров в приемлемых ассортименте и ценах.
    Значение Нижегородской ярмарки для кустарной промышленности было огромным. В анкетных материалах о ярмарке 1924 года имелся ряд указаний на большое значение для кустарной промышленности, в некоторых случаях оказывающей решающее влияние на возрождение или развитие промысла того или иного района. И статистико-экономическим бюро Ярмаркома было предпринято специальное обследование связи ярмарки с развитием кустарной промышленности. Обследование производилось путем рассылки анкет и специальных объездов некоторых районов.

Кустарные промыслы Владимирской губернии.
Удачная реализация на ярмарке, достаточная закупка необходимого сырья стимулировали развитие и расширение промыслов, и наоборот, ее неудачи, а тем более совершенное закрытие с 1918 по 1921 г. были существеннейшими причинами их упадка, а для некоторых и полной ликвидации. Так, муромские сундучники почти всю годовую выработку сбывали через Нижегородскую ярмарку, и отсюда муромский сундук расходился по всем окраинам – в Хиву, Бухару, на Кавказ и др. На ярмарке же принимались заказы, чем обеспечивалась полная загрузка работы кустарей. С 1919 г. промысел совершенно замер. Только открытие первой советской ярмарки в 1922 г. заставило обратить внимание на этот забытый промысел и приступить к организации артелей и заготовке сырья, и муромский сундук снова появился на Нижегородской ярмарке. Удачная реализация на ярмарках 1923 и 1924 годов послужила причиной к расширению промыслов артелей, работающих от Владимирского Артсоюза.
    Грубо-трикотажное производство, наиболее распространенное в Пестяковской волости, имело самую тесную связь с Нижегородской ярмаркой как по реализации, так и по закупке шерсти. Белошвейно-вышивальный промысел, развитый в Мстере и других селениях Вязниковского уезда, где им было занято почти все женское население, на ярмарке 1923 г. имел вполне заслуженный успех. Вся годовая выработка была реализована через нее. Эти изделия служили и предметом экспорта за границу. На развитие промысла и придание ему форм, удовлетворяющих заграничные рынки, обращал внимание Госторг, по заказам которого и производились работы. Из металлообрабатывающих промыслов – серповый, развитый, главным образом, в Судогодском и Владимирском уездах, связан с был Нижегородской ярмаркой по закупке стали.
    Местная промышленность на Нижегородской ярмарке была представлена предприятиями Нижгубсовнархоза (НГСНХ). Для них Нижегородская ярмарка имела особо важное значение: здесь реализовалось от 15 до 20% годовой выработки продукции промышленных предприятий НГСНХ и выявлялись рынки сбыта и заготовки. На первой Нижегородской ярмарке 1922 г. предприятия НГСНХ приняли крупное участие – их оборот составлял 14% общеярмарочного оборота. В ярмарку 1923 г. предприятия НГСНХ выступили под общим руководством Губсовнархоза. Основной задачей тогда было заготовить сырье. В 1924 году Нижегородская ярмарка была использована предприятиями НГСНХ как проводник готовой продукции. Главными предметами продажи продукции Нижгубсовнархоза на ярмарке 1924 года, как и в предыдущие годы, были кожтовары, железно-скобяные товары, валеная обувь и Павловские изделия.
    В ярмарку 1925 г. самостоятельно выступают Промторг, Загметалл, Жиртрест, Кожтрест, Валтрест, "Красная Этна", Швейпром и Стекотрест, фабрика "Красный Октябрь" (при селе Молитовке) через Швейпром, Арзамасское объединение через Валтрест. Заводы "Красный Цинковальщик", "Красный Якорь" и Нижсиликат вытупали самостоятельно. Имеелся большой спрос на многие изделия.

Нижегородская ярмарка и Восток.
    Нижегородская ярмарка прежде всего доказала свое жизненное значение в отношении восточных государств. Наркомвнуторг тов. Красин в своей статье "Значение Нижегородской ярмарки для внешней торговли" сказал: "Многие неясные и трудные вопросы восточной торговли были выяснены и урегулированы только потому, что они практически стали перед правительством благодаря Нижегородской ярмарке." Благодаря ей расширялась и углублялась эта торговая связь с Востоком, в частности, с Персией и Монголией. По отношению к Персии участие фирм: 1922 г. – 29, 1923 г. – 50, 1924 г. – 237.
    С 1922 по 1928 год товарооборот вырос почти в десять раз – с 31 млн. рублей до 300 млн. рублей. Нижегородская ярмарка наладила свои международные связи, приобрела всесоюзный характер и стала единственным в своем роде центральным рынком по торговле кустарными изделиями. Во главе ярмарки стоял С.В. Малышев – председатель Ярмарочного комитета, которого также называли "красным купцом". Вот как он сам оценивал значение Нижегородской ярмарки: "Первая советская ярмарка, Нижегородская, влила живую струю в экономическую жизнь страны, она помогла делу правильного распределения товаров по всей стране. До сего времени наши государственные чиновники вели торговлю в подполье, бесконтрольно, продавали впотьмах, как хотели и как умели. Опыт Нижегородской ярмарки показал, что только на этом публичном торжище мы можем научить своих работников, своих купцов, своих госторговцев вести торговлю правильно, с пользой для государства. Все их коммерческие проделки и ошибки, совершаемые каждодневно в кладовых и в конторах Москвы, на нижегородском торжище оказались у нас на виду".
    С годами лицо ярмарки постепенно менялось, и одним из характерных для ее развития процессов стало быстрое превращение прежней товарной ярмарки в ярмарку-выставку образцов. Это позволяло наглядно сравнивать качественные достижения различных районов, содействовать более широкому производству товаров лучшего качества и использованию опыта передовых регионов.
    Прогнозы ярмарочного комитета в 1928 году были оптимистическими: «В ближайшие годы задача всей нашей советской торговли поставить ярмарку на рельсы торговли по образцам». Получили широкое развитие все секторы торговли, и в особенности секторы кустарных товаров, местной промышленности и стран Востока. В ярмарке 1928 года приняло участие более 2500 различных фирм. Не было ни одного района СССР, который бы ни был представлен на всесоюзном торжище. Торговлю вели страны Востока: Персия, Китай, Афганистан, Турция, Монголия и Ирак. О масштабе ярмарки в это время говорит тот факт, что выставку промкооперации с 1 августа по 17 сентября посетило более 350 тысяч человек.
    В новых, резко изменившихся условиях ярмарка продемонстрировала свою жизнеспособность. Так, в поздравительной телеграмме от 2 августа 1929 года председателя ЦИК СССР М.И. Калинина читаем: «Успехи ярмарки в развитии торговли с Востоком, поднятии кустарной и местной промышленности, надеюсь, ярмаркой будут полностью достигнуты, как в прежние годы». В 1929 году на ней работала 171 торговая фирма, в том числе 34 государственных, 19 кооперативных, 18 иностранных фирм и 6 акционерных обществ. Это был последний год проведения ярмарки. В советское время она уже не достигала уровня своего дореволюционного развития и не охватывала всех торговых помещений, сосредотачиваясь в отдельных рядах вблизи Главного дома. В 1920-е годы началось разрушение ярмарочных зданий.
    6 февраля 1930 года было принято правительственное постановление о ликвидации Нижегородской ярмарки, в котором говорится: "...бурный рост коллективизации, колхозное и совхозное строительство, исключительный рост по пятилетнему плану государственной и местной промышленности, усиливающийся охват системой промкооперации кустарной промышленности - все это должно привести к еще большему усилению плановых начал и совершенному исключению внеплановых торгово-посреднических звеньев в товарообороте. Нижегородскую ярмарку упразднить и Наркомторгу СССР в месячный срок ликвидировать ярмарочный комитет".
    Закрытие ярмарки стало одной из последних акций по уничтожению нэпа. Ярмарка была ликвидирована как социально враждебное явление. Ее ликвидация – это пример вандализма и варварского отношения не только к огромному, отлаженному торгово-хозяйственному механизму, но и к замечательному архитектурному ансамблю.
    Вскоре после этого развернулась кампания за переименование Нижнего Новгорода. Итогом ее стали слова секретаря Нижегородского краевого комитета ВКП(б) А.А. Жданова на торжественном собрании по случаю 40-летия творческой деятельности А.М. Горького: «Тот Нижний Новгород, который был городом капиталистов, эксплуатации и мрака, неизбежно уходит в вечность. Этим самым мы поставим окончательный крест над старым Нижним, Нижним купцов Бугровых, Башкировых, этим самым мы поставим крест над всеми мелкобуржуазными пережитками в экономике и сознании людей, чтобы ускорить наш победный путь к бесклассовому социалистическому обществу». В 1930-е годы город утратил не только славу крупнейшего торгового центра страны, но и свое историческое имя.
    В 1920–1930-е годы ярмарочные здания в основном были приспособлены под жилые помещения, и вскоре здесь образовался район трущоб. Многочисленные культовые постройки, за исключением двух соборов, были разрушены. В 1940–1950-е годы ярмарка стала своеобразной «каменоломней» для вновь возводимых жилых зданий города, а Главный дом был административным зданием. В 1970-е годы он был реконструирован, и в нем разместился магазин «Детский мир». На месте гостиного двора и Бетанкуровского канала были возведены многоэтажные жилые дома. Таким образом, архитектурный ансамбль ярмарки полностью утратил свое пространственное построение.
    Закрытие ярмарки стало одной из последних акций по уничтожению нэпа. Ярмарка была ликвидирована как социально враждебное явление. Ее ликвидация - это пример вандализма и варварского отношения не только к огромному, отлаженному торгово-хозяйственному механизму, но и к замечательному архитектурному ансамблю.
    Вскоре после этого развернулась кампания за переименование Нижнего Новгорода. Итогом ее стали слова секретаря Нижегородского краевого комитета ВКП(б) А.А. Жданова на торжественном собрании по случаю 40-летия творческой деятельности А.М.Горького: "Тот Нижний Новгород, который был городом капиталистов, эксплуатации и мрака, неизбежно уходит в вечность. Этим самым мы поставим окончательный крест над старым Нижним, Нижним купцов Бугровых, Башкировых, этим самым мы поставим крест над всеми мелкобуржуазными пережитками в экономике и сознании людей, чтобы ускорить наш победный путь к бесклассовому социалистическому обществу". В 1930-е годы город утратил не только славу крупнейшего торгового центра страны, но и свое историческое имя.

Назад