Апрельское заседание
дискуссионного клуба "Литература сейчас"

    Юмор – вещь своеобразная.
    Первое его своеобразие в том, что о нем можно два часа говорить с самым серьезным выражением лица.
    Второе своеобразие юмора – его временная трансформация. Кто назовет это эволюцией, кто деградацией.
    Мне, например, совсем не смешно то, над чем заливисто смеется (чтобы не сказать – ржет), сбившись в кучу, молодежная тусовка. Им, соответственно, непонятно, почему мои губы расплываются в улыбке при чтении текстов Диккенса, Гоголя, Тургенева, угрюмого Достоевского. Разное время – разные песни.
    Третье своеобразие юмора – тенденция к социальному обособлению. Есть юмор народный, писательский, интеллигентский, учительский, ученический, медицинский, детский – до бесконечности.
    Думается, юмор более разделяет, чем сплачивает людей. Конечно, по определенным юмористическим позывным можно вычислить «своего» в толпе, но чаще бывает наоборот. Мне может понравиться человек по ряду заметных качеств, но узнав, что он поклонник М. Веллера, уж точно не пойду на сближение с ним.
    Теперь о современной юмористике. Ее характерная черта – скатывание на уровень телесного низа. Это юмор ниже пояса. То, что раньше считалось уделом дурачков: «палец покажи – смеяться будет», - стало общепринятой нормой. Юмор приобрел пищеварительно-гинекологический где оттенок, а где характер (к примеру, на TV). Говоря словами героя Аркадия Райкина: «Смех выражается звуками: ха-ха-ха! хи-хи-хи! хо-хо-хо! и (правильно!) гы-гы-гы». Мне думается, наше время – время гы-гы-гы.
    Есть ли отрадные явления? Есть. Но и они, как раньше хвалу КПСС, обязательно включают в себя то, что я обозначаю как ёпхж. Даже изысканная Юнна Мориц, создавшая в XX веке шедевры юмористической поэзии «Собака бывает кусачей» и «Когда мы были молодые», в современных стихах хорошие пули отливает, не говоря уже о поэме «Звезда сербости», которая даже моего отца-военного, бог знает чего наслушавшегося в армии, изрядно ошарашила.
    Так что, с учетом того, что все не избежали влияния, скажу, кого читаю, желая посмеяться – улыбнуться.
    Первый – Поляков Юрий. Отбросив в сторону его избыточную эротику, в целом тексты его принимаю и люблю. Трехтомник «Гипсового трубача» одолела быстро. Хотя и не помню, в чем там дело, но текст насыщен юмором до предела дозволенного, и некоторые эпизоды запоминаются навсегда. Люблю его публицистику, так как в ней эротических захлестов почти нет.
    То же скажу о публицистике Захара Прилепина. Как прозаик он мне чужд. Таланта ему не занимать, но герои его мне антипатичны. А вот публицистика хороша, и премию Герцена ему в Кирове (хотя и со скандалом) вручили заслуженно.
    Кстати, источник юмора, не мною одною обнаруженный в последнее десятилетие, - это публицистика. Публицисты современности, видимо, сознательно используют юмористические приемы при создании книг на темы, серьезный, пафосный взгляд на которые уже утомил читающую публику. Создается парадоксальная ситуация, когда три раза перечитываешь книгу А. Щербакова «Гражданская война» и с удовольствием прорабатываешь В. Кирпичева «Путин против либерального болота».

    Хорошие юмористические тексты создавали Елена Хаецкая и Олеся Николаева. К сожалению, приходится говорить в прошедшем времени. Взять того же «Несчастного скитальца» - повесть Хаецкой. Это образцовая стилизация под куртуазную речь XVIII века, которая в сочетании с уморительной орфографией создает потрясающий эффект. Но и у нее вы обязательно вляпаетесь ногой во что не мечтали. А ведь вполне может смешить и без этого. Прочитайте ее прелестный рассказ «Папа и звери». Но у Хаецкой пунктик – боязнь современности. Реальность ее, по-видимому, пугает. Поэтому писательница витает в эмпиреях: средневековье, параллельных мирах, немыслимых утопиях.
    Олеся Николаева поначалу тоже умела создавать виртуозные юмористические ситуации в своих вещах. Например, в повести «Инвалид детства». Но став важной дамой в православной иерархии, погрузилась в такой беспросветный снобизм, что стала неадекватна современности.
    Несколько слов о ситуации, когда юмор становится кощунством. Кощунство – это всегда снижение предмета изображения до пищеварительно-гинекологического уровня.
    Разрушить церковь, пустив ее на дрова и кирпичи – это еще не кощунство. Это действие, продиктованное убеждением атеиста. А вот нагадить на алтарь или сделать на месте алтаря туалет – уж точно кощунство. Человек убеждения этого делать не станет, это сделает только мерзавец. Пример: Салман Рушди создал «Сатанинские стихи», где объявил Мохаммеда учеником сатаны, за что был приговорен исламистами к смерти уже давным-давно. Но до сих пор жив и активно печатается. Значит, не больно-то за ним охотятся. Может потому, что Рушди высказал в книге свои убеждения, – и только. Когда же бойкие французские карикатуристы стали изображать Мохаммеда в неприличных порнографических ситуациях, реакция последовала мгновенная. Кстати, там и над христианской Троицей соответствующим образом издевались, изображая ее в гомосексуальном акте слияния. Но среди христиан защитников убеждений не нашлось, на улицы никто не вышел. Терроризм ни один нормальный человек оправдывать не будет, но закон воздаяния в этом мире никто не отменял. И прежде чем позволять себе подобные шутки, надо немного думать и о последствиях, особенно в стране, где мусульманская община разрастается оптимистичными темпами.

В.Н. Тумарь


Назад


Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
  ____            _____           _____   _   _ 
| ___| _ __ |___ | _ _ |___ | | \ | |
|___ \ | '_ \ / / | | | | / / | \| |
___) | | |_) | / / | |_| | / / | |\ |
|____/ | .__/ /_/ \__, | /_/ |_| \_|
|_| |___/
Enter the code depicted in ASCII art style.