Несколько слов о летних впечатлениях

    Конечная цель мечты в том, что она должна осуществиться. В противном случае она вообще не имеет смысла.
    Этим летом сбылась мечта побывать в Михайловском. С целью попасть туда мы, три подруги, купили билеты на Псков, предварительно составив маршрут по Интернету с помощью молодого родственника, специалиста в этой области.
    В путешествии дикарем есть своя прелесть, которая заключается, по преимуществу, в неограниченной свободе действий. К тому же свою роль играет обаяние статуса инкогнито: сливаешься с толпой, и никто не глядит на тебя как на туриста.
    В Псков мы прибыли в 5 утра. Город был по-утреннему чист, но отнюдь не безлюден. В старину иностранцы сравнивали Псков с Парижем, и справедливо. Есть в нем какая-то жизнерадостная беспечность, хотя город веками грабили и жгли захватчики всех сортов и калибров, набегавшие на русскую землю с запада и юга. Не будет лишним сказать, что псковичи – люди спокойные, доброжелательные и приветливые. За три дня, проведенные на псковской земле, мы ни разу не столкнулись с проявлением хамства. Нигде. Наоборот, по речи быстро распознав в нас приезжих, псковичи сразу превращались в добровольных гидов. Историю своей земли они знают прекрасно и относятся к ней по-домашнему любовно: княгиню Ольгу, чей монумент украшает центр Пскова, зовут «наша Ольга».
    Потратив день на знакомство с псковскими достопримечательностями, к вечеру мы оказались в гостинице райцентра Пушкинские горы, в нескольких километрах от которого находится Пушкинский заповедник. На его территории расположены три старинных усадьбы: Михайловское, Тригорское, Петровское. Впечатление от них не способно передать ни перо, ни кисть, ни экран. Семен Степанович Гейченко достоин памятника повыше церетелиевского Петра. Отстоять такое пространство под заповедник, обустроить его, приведя в состояние, близкое к идеалу, содержать в безупречном порядке и чистоте – для этого надо было быть воистину героическим подвижником культуры. Энергия его присутствия дает себя знать и в наши дни. Люди, посещающие заповедник, ощущают себя в мире особого измерения. На заповедных тропах часто встречаешь молодежные группы, но нигде – следов молодежного буйства. Наоборот, сюда из года в год приезжают юные волонтеры из Москвы. Приятно видеть их за работой, разговаривать с ними. Это особая порода людей.
    В облике заповедника главную роль играет пейзаж. Он уникален. От горизонта до горизонта – красота ослепительной силы. Природа Псковщины вообще очень поэтична, наверное, из-за того, что здесь еще не иссякли мелкие реки, речушки и ручьи, бороздящие ее просторы.
    Сами усадьбы рождают четкие литературные ассоциации. Михайловское – изящное, открытое, насквозь пушкинское – дом Онегина. Тригорское – таинственное, уединенное, тревожное, как настроение барышни на выданье – дом Лариных, а Петровское – роскошное, просторное, стройное – дом Троекурова.
    Вернувшись из поездки, я с особым настроением перечла «Евгения Онегина». В процессе чтения преследовала мысль: какое счастье, что Пушкин на два года был сослан в псковские земли. Кем был бы он без этих двух лет? Светским рифмоплетом или поэтом уровня Вяземского, Веневитинова?.. Во всяком случае, не тем Пушкиным, каким мы его знаем.

Граница владений дедовских на пути из Михайловского в Тригорское



Михайловские просторы



Михайловское. Дом С.С. Гейченко



Михайловское. Дом поэта



Михайловское. Озеро Маленец



Михайловское. У лукоморья дуб зеленый…



Могила А.С. Пушкина в Святогорском монастыре



Петровское. Беседка с видом на озеро Кучане



Петровское. Памятник А.П. Ганнибалу



Петровское. Первый дом Ганнибала



Петровское. Усадьба Ганнибала



Псков. Набережная реки Великой



Памятник поэту в Пушкинских горах



Псков. Памятник А.С. Пушкину и Арине Родионовне



Псков. Памятник героям романа
В. Каверина Два капитана



Псковский кремль



Псковский кремль. Дорога к Троицкому собору



река Сороть у Тригорского



Сороть голубая…



Розы Ганнибала



Петровское. Парк

В.Н. Тумарь

Назад