Истоки происхождение Дюссельдорфского Карнавала, в отличие от Кёльнского, старейшего на берегах Рейна, всё ещё остаются в тени. Впервые Карнавал на правом берегу Рейна (Кёльн находиться на левом) упоминается в 1360 году в связи с неким костюмированным праздником местных дворян в Дюссельдорфском Замке. Лишь спустя столетие Карнавал перекочевал на улицы тогда ещё очень маленького городка, где, однако, праздновался столь шумно и... вульгарно, что был почти сразу же запрещён.
    С 1825 года, с момента создания Карнавального Комитета (сегодня – Comitee Düsseldorfer Carneval) – началась новая эра в истории Карнавала в той общенародной форме, в какой он сегодня повсюду известен как «Пятое время года». Говоря об истории и характере Рейнского Карнавала, независимо от его принадлежности к Дюссельдорфу, Кёльну, Майнцу, Бонну или Аахену, важно подчеркнуть, что он всегда представлял собой некое противопоставление прусской и рейнской культур. Прусская (с центром в Берлине и Дрездене) культура всегда отличалась очень строгим протестантским образом жизни, а рейнский менталитет исторически развивался под очень сильным влиянием римской и французской культуры, то есть всегда был очень открытым, коммуникативным и падким на все «прелести жизни».
     «Пятое время года», как здесь называют Карнавал, берёт старт 11 ноября, в 11 часов и 11 минут. Но, пожалуйста, не спрашивайте меня, почему. Никто здесь ещё не смог ни мне, ни себе самому дать ясного ответа на этот вопрос. Но так оно, может быть, и лучше, ведь жизнь была и остается вечной Загадкой...
    Итак, 11 ноября, ровно в 11 часов 11 минут (и ни секундой позже) в Дюссельдорфе происходит возрождение Хоппедитца – главного Шута и символической фигуры Дюссельдорфского Карнавала, но лишь Дюссельдорфского, ибо в каждом рейнском городе существуют свои традиции. С 11 ноября начинается повсеместная подготовка к Карнавалу, который традиционно проходит в начале или середине февраля следующего года.
    Упомянув разнообразие местных традиций, должна добавить, что основные черты Карнавала по всему рейнскому побережью едины: он берет начало 11.11 в 11 часов и 11 минут, включает Четверг старых старух и Розовый понедельник (февраль). А между этими датами – огромное количество самых невероятных мероприятий – от фешенебельных балов, студенческих вечеринок, юмористических заседаний, детских карнавалов до местных уличных шествий. Об одном из них, в Нидеркасселе (районе Дюссельдорфа, рядом с которым я живу), мне бы вам и хотелось коротко рассказать.
    Дело было в воскресенье, 10 февраля, в страшный (по дюссельдорфским меркам) мороз (-4°С), что меня, как, впрочем, и многих других жителей Оберкасселя и Нидеркасселя не остановило. Видно, в благодарность за это Всевышний одарил нас прекрасной и столь редкой для февральской Германии солнечной погодой. Так что вспышка мне при фотографировании так и не понадобилась.

    Вышла из дома заранее, чтобы не пропустить наш, хотя и небольшой по сравнению с общегородскими торжествами, но очень оригинальный местный Карнавал. И вообще, чем дальше путешествую по всему миру, тем ближе и сердечнее становится мне все местное-соседское. Совсем уже «местничковой» стала!

    Итак, выйдя из дома и страшно боясь, как и в прошлые два года, «проспать» Нидеркассельский Карнавал, или «Тонненреннен», как он здесь официально с 1887 года (!) называется, пристроилась за этими «Еками». Ек („Jeck“) – это участник Карнавала, и так его именуют повсюду, от Дюссельдорфа до швейцарской границы (верхний Рейн), где, конечно, тоже празднуют Карнавал, но – на свой фасон. Увидев Ека, любой человек преображается, ибо просто невозможно не улыбнуться или сохранить плохое настроение. Рейнский Карнавал – это как непрерываемые детские Дни Рождения. И именно это чувство мгновенно охватило меня уже на первых метрах нашего общего пути с попутчиками-соседями из Нидеркасселя, к центальному сборному пункту, где традиционно проходит карнавальное шествие.
    Кажется, я сказала «попутчики-соседи»? Но, поверьте, мне не всегда удавалось узнать этих самых соседей «в лицо» благодаря их облачению в карнавальные костюмы. Так вот, до сих пор ломаю себе голову над вопросом, кто был этот молодой человек, что шел передо мной в красном клоунском костюме, или тот, кто встретился мне в прекрасной, «с иголочки», униформе прусского офицера.
    Ношение прусской униформы, кстати, чрезвычайно часто встречается в Рейнском Карнавале, это – не дань восхищения, а наоборот, прямое высмеивание прусского «солдафонства» и любви ко всему военному и стандартному. Но, что ни говори, костюмчик сидит на мнимом пруссаке классно, не правда ли? Вообще, для женщин, любящих мужчин в мундирах, Рейнский Карнавал подобен раю. К этому числу, кстати, отношусь и я, видно, это некий рудимент моего советского прошлого.
    Как и большинство моих новых земляков-дюссельдорфцев, я живу практически от Карнавала до Карнавала, который для всех нас не только весёлая традиция, но и верный путь своевременного избавления от надоевшей зимы. Стоит ли удивляться, что на улице с названием Нидеркассельская (или вы ожидали чего-то другого в маленьком Нидеркасселе?!) полно и взрослых, и детей.

    А эта пара придворных французского королевского двора представляет собой другую традицию Рейнского, и особенно Дюссельдорфского, Карнавала. С легкой иронией она напоминает о французской оккупации областей Рейна со столицей в Дюссельдорфе в 1808–1813 годах, во времена Наполеона. В отличие от явно пренебрежительного отношения к Прусии и пруссакам, всё французское, несмотря на оккупацию, принимается очень благосклонно, даже с лёгкой ностальгией, вплоть до небольшого культа Наполеона. Впрочем, это типично лишь для Дюссельдорфа, до сих пор называемого по всей Германии „petit Paris“.

    И, как подобает малому Парижу, в Карнавал здесь можно встретить даже полную копию одного известного немецкого дизайнера – Харальда Клокнера. Похож, ну слов нет!

    Для этих молодых людей, облаченных в монашеские рясы, кульминация уличного карнавала уже наступила. И сказать им «на тебе креста нет!» невозможно, ибо крест, судя по моей фотографии, явно был. А то, что пили в свое полное удовольствие, так это и монахам было свойственно, уверяли меня юноши.

    Местный Карнавал на то и местный, ибо можно в любой момент остановиться и поболтать с соседями. При условии, что вы друг друга узнаете, конечно.

    Эта булочная на Нидеркассельской не относится к моим фаворитам, но в Карнавал можно сделать и исключение, купив здесь типичную карнавальную выпечку – круглые булочки со сладкой начинкой. Разумеется, и продавщицы выглядят не буднично.

    В Дюссельдорфе-Нидеркасселе проживает самая большая в Германии (и третья в Европе, после Лондона и Парижа) японская община. Она с огромным рвением принимает участие во всех городских и местных мероприятиях, в том числе и в Карнавале. С начала 1970-х годов начался активный переезд японцев в столицу Северного Рейна-Вестфалии ввиду обширного экономического сотрудничества между важнейшей Землей Германии и Азией. На сегодняшний день в Дюссельдорфе (и преимущественно – в Нидеркасселе) проживает свыше 6500 японцев. И у этой диаспоры есть чему поучиться.

    Да и представить себе Карнавал без японцев невзможно. И если уж они оденут прусские мундиры, то без доброй улыбки не обойтись!

    Как в эту столь типичную для февраля холодину выстоять и дождаться начала карнавального шествия? У моих соседок по ограждению, прямо напротив карнавальной трибуны (я наконец-то до неё успешно добралась!) есть свой «секрет» – сувенирная бутылочка „Киллепитч„ (Killepitch) – знаменитого травяного ликёра из Дюссельдорфа. Одного, кстати, из самых успешных предметов экспорта рейнской столицы в США.
    Нет, я от приглашения вместе выпить отказалась, но должна не без зависти признать, что дамочки меня в этот морозный день «перестояли», посмотрев не только карнавальное шествие, но и оставшись на традиционные для Нидеркасселя бега с бочкой (Tonnenrennen).

    В мой родной уличный карнавал я решила сильно-то не мудрить и вышла в «народ» в качестве Россиянки. А так как я в этом облике пребывала в гордом одиночестве, что в Карнавал совсем даже и неплохо, решила написать свой «титул» с большой буквы. Знай наших!

    А это – наша центральная Трибуна, с местными и городскими политиками, есть даже один депутат из Бундестага (клянусь!), разогретые всё тем же «Киллепитчем» или типичным дюссельдорфским пивом под названием «Альт» (Alt). Пора уже начинать, и все уже стонут, но всё ещё нет Принца Карстена и Принцессы Урсулы, главных действующих лиц Карнавала Дюссельдорфа. В последнии два года, в 2011 и 2012, Нидеркасселю страшно повезло, так как обе дюссельдорфские Принцессы были родом из наших мест. Ох, как же все страшно гордились!

    А вот и Принц Карстен (в бело-красных одеждах, с длинными перьями на шляпе), бежит-спешит, от одного мероприятия к другому, что не удивительно при его плотнейшей записной книжке. Наконец-то!

    И как подобает любому народному шествию в Германии, от забастовки до Карнавала, всё открывается полицией.
    И сразу же, после быстрого проезда стражей порядка, первыми перед карнавальной трибуной появляются разнаряженные представители японской общины – «новая» традиция последних 30 лет Нидеркасселя.

    Открывают уличное шествие дети из японского детского сада, затем – школьники интернациональной японской школы, а взрослые участвуют наравне с немцами в традиционных карнавальных коллективах.

     «Поезд» с карнавальными персонажами, пожалуй, самая популярная часть Карнавала. На платформах, приклеплённых к тракторам, едут участники, разбрасывая в толпу сладости и подарки, что магически притягивает детей и подростков.А вот и наши местные прусские офицеры в действии, со знамёнами и орденами.

    Офицеры в зеленых и красных мундирах соответственно карнавальным обществам считают себя самыми элегантными и неотразимыми. И всячески пытаются убедить в этом участников Карнавала. Но, в первую очередь, конечно, центральную трибуну и Принца.
    Очаровательные дамы времен Французской революции радуют любой глаз, но особенно – мужской. Не стоит забывать, что Карнавал – идеальная платформа для знакомств и романтики. Мне лично известны пары, нашедшие здесь друг друга и до сих пор очень счастливые.
    И этот снимок – сему прямое доказательство. Кто бросается в романтику прошлых лет, кто – в экзотику современности.

    Хоть стар, хоть млад, все попадают в обьектив фотографов, которых в карнавальные дни чрезвычайно много в поисках самых оригинальнах костюмов и мотивов.

    Каждый рвётся оказаться в центре внимания, хотя бы раз в год. И чем ближе конец Карнавала, тем больше щелкают фотоаппараты. И становится вдруг немножко грустно... Ведь впереди – будни…

    А вот и последний «вагончик» карнавального поезда 2013 года завершает свой путь. Но Хоппедитц ещё жив, ведь впереди – Розовый понедельник, кульминация Карнавала.
    И лишь в последний день Карнавала, в Пепельную Среду, куклу главного Шута – Хоппедитца, предадут огню. Для того, чтобы ему вновь возродиться 11.11, в 11 часов и 11 минут. Такова жизнь, не правда ли?

Эльвира Гараева

Перейти на страницу автора

Комментарии

Карнавал в Дюссельдорфе

Милая Наталья, огромное спасибо Вам за милый Комментарий, что был мною найден лишь пару дней назад, с большим опозданием. Рада, что смогла убедить Вас и, надеюсь, ещё пару других нижегородцев, в умении жителей Рейнской долины, а особенно - Дюссельдорфа праздновать. Живу, без условно в необычном, для Германии, регионе, где ценятся юмор и открытость.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
   ___    __  __   _          _____   ____  
( _ ) | \/ | (_) ___ | ___| / ___|
/ _ \ | |\/| | | | / __| | |_ \___ \
| (_) | | | | | | | | (__ | _| ___) |
\___/ |_| |_| |_| \___| |_| |____/
Enter the code depicted in ASCII art style.