Эдмунд Гуссерль (8 апреля 1859, Просниц, Моравия — 26 апреля 1938, Фрайбург)

    Великий немецкий философ. Этапный мыслитель для человечества. Он и есть создатель феноменологии. Без феноменологии не было бы (во всяком случае, в таком виде) современного экзистенциализма и такого дела, как герменевтика. А вообще Гуссерль открыл то, как мы мыслим, и – как это соотносится с Духом. Вот не много и не мало….То, что сформулировал он, было всегда. Подобно тому, как всегда падали вниз подброшенные предметы – причем задолго до рождения сэра Исаака Ньютона). Но вот он родился и все это назвал. И теперь мы знаем Закон всемирного тяготения… Так же когда Названо было темпоральное единство Я, что ныне признается нами соврешнно-понятным-ясным и само собой разумеющимся), а когда-то именно Эдмунд Гуссерль произвел переворот в философии, обозначив в своей программной статье «Философия как строгая наука» не психологически понятую субъективность…Не так все было очевидно…)

Биография

    Будущий философ родился в еврейской семье, жившей в Проснице (ныне Простеёв, Чешская Республика). С 1876 по 1878 изучал астрономию, математику, физику в Лейпцигском университете, затем в Берлине – под руководством К. Вейерштрасса и в Вене в 1881–1882 годах. Большую роль в становлении философского мышления у Гуссерля сыграл легендарный Томаш Гарик Массарик, первый президент Чехословакии, человек, благодаря которому, во многом, Чехословакия, собственно, и была создана… Он убедил Гуссерля посещать лекции Ф. Брентано в Вене (1884–1886), что определило его поворот от математики к философии. Под руководством ученика Брентано К. Штумпфа Гуссерль подготовил и защитил диссертацию «О понятии числа. Психологический анализ». Вообще, круг влияний, которые испытал Эдмунд Гуссерль в разное время, весьма широк: Рене Декарт, Джон Локк, тот же Г.В. Лейбниц, о котором я писала в «Теодицеи», и еще Д. Юм, И. Кант, вездесущий Вильгельм Дильтей и др. Гуссерль преподавал в университетах Галле (1887–1901), Геттингена (1901–1916) и Фрайбурга (1916-1928) и принял общую судьбу – помните, я писала о том, как не дважды, а тысячу раз дважды самые жестокие ветра ХХ века касались судеб мыслителей, кстати, этот век определивших… С приходом к власти национал-социалистов еврей Гуссерль оказался в понятной изоляции. …Когда философ умер, его архив, насчитывающий 40 000 страниц рукописей в застенографированном виде, был тайно переправлен в Бельгию, то бишь – спасен…
    А первая крупная работа Гуссерля «Философия арифметики» (1891 года) была посвящена попытке психологического обоснования основных математических понятий: на рубеже веков основной интерес Гуссерля сосредоточился на проблеме «чистой логики», в результате чего появилась его первая собственно феноменологическая работа – «Логические исследования» (1901 год). Именно она положила начало феноменологии как философскому направлению. Центральная тема этой работы — наука как теория, различие наук теоретических и эмпирических. По мнению Гуссерля, в основе объективности научного знания лежит логическая связь идей, образующая единство истин науки как единство значений. Эта связь в корне отличается от психологических связей переживаний в познании и от связей вещей (предметов в самом широком смысле), составляющих предметную область науки. Первое различие раскрывается при обсуждении вопроса о сущности логики как теоретической дисциплины, независимой от психологии, и в критике психологизма – различного рода попыток представить логические связи как частный случай психологических, что ведет, по ученого, к скептицизму и релятивизму. Второе различие связано с постановкой проблемы истины и выявлением чисто логических условий возможности познания. Истина как идеальное единство значений, усматриваемое в фактах, не исчезает вместе с фактами. Совокупность смыслов неисчерпаема, это «царство истин», в котором может быть зафиксирована любая определенность вещей, любое предметное единство. При этом истины не изобретаются, но открываются, и систематика науки коренится в систематике вещей. Задача «чистой логики» – выявить условия, при которых связи значений образуют теорию как единство объяснения определенной предметной области, т.е. выявить условия возможности теории как таковой.
    В «Логических исследованиях» Гуссерль ставит перед собой задачу связать проблемы «чистой логики» с описанием всеобщих структур сознания, которые лежат в основе постижения реальных и идеальных предметов, выявить структуру психического акта как такового и определить специфику актов познания. Для него Феноменология не теория, она беспредпосылочна и следует логике проясняемых понятий. В ее сфере существование внешнего мира – метафизический вопрос, а направление исследований нацелено на акты в их смысловом значении, которое необходимо извлечь из психологической и грамматической оболочки высказываний. Значение отделяется от материально-вещественного бытия знака, от образа представления или фантазии и, главное, от предмета: необходимо различать то, о чем говорится, и то, что говорится. При описании сознания как акта основным является различие интенции значения и осуществления (наполнения) значения (если предмет дан в созерцании). Значение нереально, его статус аналогичен статусу идеальных, общих предметов. Гуссерль подвергает критике как учения, гипостазирующие общее (платонизм), так и эмпирические теории абстракций (Локк, Дж. Беркли, Юм), показывая, что акт усмотрения общего всегда основан на акте восприятия, но интенция общего радикально отличается от интенции индивидуального. Соответственно различию значения и предмета выделяются две ветви «чистой логики»: теория предметов – учение о части и целом как о самостоятельных и несамостоятельных предметах и «чистая грамматика» – учение о самостоятельных и несамостоятельных значениях. Проблема интенциональности сознания – кульминация этой работы Гуссерля (думаете, оче-видность?:)… Но тогда так не было:))… О сущности вопроса ниже…
    В 1916 году Гуссерль получает кафедру во Фрайбургском университете, которую до него занимал Риккерт. Мартин Хайдеггер, самый лучший, способный ученик Гуссерля, редактирует его «Лекции по феноменологии внутреннего сознания времени» (1928). Последовательно выходят в свет «Формальная и трансцендентальная логика» (1929), «Картезианские размышления» (1931), «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология» (1936, полный текст рукописи был издан посмертно, в 1954 году). После прихода к власти нацистов Гуссерль был уволен, как еврей, согласно земельному закону Бадена; окончательно он был освобождён с должности только после принятия «Нюрнбергских законов», лишивших евреев гражданства. Хайдеггер весной 1933 года был избран ректором университета и вскоре вступил в НСДАП; не станем подымать вопрос о его личной причастности к травле Гуссерля и об их взаимоотношениях в этот период… Или станем?... не знаю…нет. Гуссерлю было запрещено участвовать в философских конгрессах 1933 и 1937 годов как официально, так и частным образом; и пусть его старые книги не изымались из библиотек, но издание новых было невозможно. Дети философа уехала в США, он выбрал кончину на родине – даже вот на ТАКОЙ родине… Он умер во Фрайбурге в 1938 году от плеврита в полном одиночестве. Бельгийский монах-францисканец, аспирант Высшего института философии Лео Ван Бреда, опасаясь гитлеровского антисемитизма, перевез в Лувен библиотеку и неизданные работы Гуссерля. Кстати, именно он помог выехать из Германии и жене, и ученикам философа. Если бы не вмешательство Ван Бреды, какой бы лютеранкой не была его вдова, отправилась бы в концлагерь, архив бы попросту сожгли… Вот так в Лувене был основан Гуссерль-Архив – центр изучения наследия Гуссерля, существующий до сих пор... Это я про «наши жизненные выборы» и «роль личности в истории» – кстати, кстати… Разобранный архив Эдмунда Гуссерля в Лувене насчитывает сорок тысяч неизданных листов (частично стенограммы), которые публикуются в полном собрании.
     О чем это напластование сложностей и непонятностей…
    Философская эволюция Гуссерля, несмотря на страстную его преданность одной идее (а может быть, именно благодаря этому), претерпела целый ряд метаморфоз. Однако неизменным оставалась приверженность к следующему:
1. Идеал строгой науки.
2. Освобождение философии от случайных предпосылок.
3. Радикальная автономия и ответственность философствующего.
4. «Чудо» субъективности.
    Гуссерль апеллирует к философии, способной, по его мысли, восстановить утраченную связь с глубочайшими человеческими заботами! Он не удовлетворяется строгостью логических и дедуктивных наук и усматривает главную причину кризиса науки, а также европейского человечества в неумении и нежелании логики и математики поворачиваться к проблемам ценности и смысла. Радикальная строгость есть попытка дойти до «корней» всего знания, избегая всего сомнительного и принимаемого на веру. Решившемуся на такое предстояло глубочайшее понимание своей ответственности. Эту ответственность невозможно перепоручить кому бы то ни было. Тем самым она потребовала полной научной и моральной автономии исследователя! Мужество, да? ...Как писал Гуссерль, «истинный философ не может не быть свободным: сущностная природа философии состоит в её крайне радикальной автономии». Отсюда и внимание к субъективности, к неустранимому и фундаментальному миру сознания, понимающего собственное бытие и бытие других. Жизнь и научная деятельность Гуссерля полностью соответствовали самым строгим требованиям автономии личности, критицизма мысли и ответственности перед эпохой. Эти сильные качества импонировали многим ученикам, в плодотворном сотрудничестве которых и сложилось феноменологическое движение. Все ученики сохраняли неизменное уважение к тому, кому они были обязаны началом своего мышления, хотя никто из них долго за Гуссерлем не проследовал. Гуссерль оказал огромное влияние на всю философию ХХ века; среди его самых известных учеников – Н. Гартман, тот же М. Хайдеггер, Г. Шпет и др. Фактически – так или иначе все, кто определил пути гуманистической философии и психологии. Я думаю, вы понимаете: после того, как какой-либо закон, положенный в основу существования мира, становится открыт, а в истории мысли, философии и подавно, НЕ учитывать его при дальнейшем движении НЕ возможно. Он становится неотъемлемой частью нас, и с той поры определяет любое дальнейшее движение и сами пути размышлений… Феноменология – бесспорно, Краеугольный камень.
     Основы философии
    1. Основой познания для Гуссерля является очевидность (непосредственное созерцание); критерий очевидности в познании Гуссерль называет «принципом всех принципов». Иными словами, гносеологическое исследование должно быть беспредпосылочным, то есть должно основываться только на очевидно усматриваемом, отказываясь от всяких предварительных теорий.
    2. Привилегированное место в составе сознания отводится чувственным созерцаниям (восприятиям, представлениям и т. д.) как основополагающему элементу, лежащему в основе всех остальных переживаний сознания (ценностных, волевых и пр.). При этом основополагающим опытом является восприятие; другие чувственные созерцания – лишь его модификации.
    3. Очевидностью является не только созерцание реально существующих вещей в чувственном опыте, но и созерцание сущностей. Таким образом, постулируется бытие и возможность непосредственного созерцания идеальных объектов – сущностей, значений.
    4. Философия трактуется как феноменология – строгая наука, относящаяся к «всеобъемлющему единству сущего», которая должна стать обоснованием всякого научного знания. Феноменология – дескриптивная наука, которая на основе принципа очевидности исследует и приводит в систему априорное в сознании, задавая тем самым основные понятия наукам. …И я боюсь, что Александр Ефимович Алексейчик понял это на просторах нашей родины первым. И воплотил. И реализовал и продолжил. И был и остается первым. Ощущается – лучшим… Воистину… Дескриптивный – описательный.
    5. Инструментом феноменологии являются феноменологические редукции. Они позволяют осуществить «выключение» реального мира и перейти к сосредоточению на самих переживаниях сознания; затем трансцендентальная редукция осуществляет переход от сознания эмпирического субъекта к чистому сознанию (то есть очищенному от всякой, в том числе психической, реальности переживаний). Трансцедентальный – определяющий априорные условия возможного опыта. То есть – сказать «трансцендентальная философия» - все равно, что сказать «теория познания». Априорный – знание получено до опыта и независимо от него. Редукция – развитие, ведущее к упрощению организма….
    6. Понятие интенциональности занимает одно из главных мест в философии Э. Гуссерля, являясь одним из краеугольных камней феноменологии. Фундаментальным свойством сознания по Гуссерлю является интенциональность, то есть свойство его содержаний быть «сознанием о», сознанием чего-то – а именно интенционального предмета (который может быть не только реальным – вещью в пространстве и времени, но и идеальным – сущностью, значением). Таким образом, выступает основополагающее различение реального и интенционального содержания сознания. Гуссерль вводит понятия ноэзиса и ноэмы. И хотя оно нам не надо, но если уж начали, пару слов сказать стоит, ибо, как говоря о Карле-Густаве Юнге, по меньшей мере, странно «умолчать» об архетипах, так и анализируя Гуссерля, нельзя не сказать о ноэзисе и ноэме... Ноэзис – само переживание сознания, взятое независимо от всякого стоящего за ним бытия; ноэма – смысл переживания, указывающий на предмет, реальный или идеальный. Философ строит структуру чистого сознания: Чистое «Я» / Ноэзис / Ноэма. Не всё в сознании интенционально. Например, боль, прикосновение, цвет – сами по себе не интенциональные акты, но лишь материал для них. Так, само по себе ощущение белого цвета как составляющая конкретного восприятия не интенционально; интенционально лишь целое восприятие. Это физические феномены по Брентано. Далее, не интенциональны фоновые переживания сознания, на которые в данный момент не устремлено внимание, переживания, соседние во времени в потоке сознания и оказывающие влияние на актуальное переживание. Однако и они причастны к интенциональности, по крайней мере, потенциально: ощущения включаются в интенциональные переживания, фоновые переживания «скрывают в себе интенциональность».
    Давайте отвлечемся: вот он сформулировал интенциональную природу сознания, и обнаружил чистое «Я» . Тогда в составе ноэмы он выделил: 1) материю (ядро, предметный смысл); 2) качество (характеристику); 3) подразумеваемый предмет. И здесь у него появляется Другой – отличный от меня субъект. Первоначально мне дано лишь одно психо-физическое единство, тело в сочетании с субъективностью – моё собственное. Обнаруживая другое тело, подобное моему, я по аналогии с собой приписываю ему и свойство быть психо-физическим «живым телом», Субъектом. И вслед за этим и «мой мир» становится общим для меня и Другого объективным миром… Вот так блестяще это было… Это я к тому, недавно не было….

Феноменологическое время

    В феноменологической редукции, то есть при выключении естественного мира, и космическое время сменяется феноменологическим – необходимой формой переживания и «необходимой формой, связывающей переживания с переживаниями», – подобно тому как «пространственная ”протяженность”… физического объекта» сменяется «”простертостью”, принадлежной к имманентной (то есть, остающийся внутри границ возможного опыта), сущности такого-то конкретного содержания ощущения (например, визуального в поле визуальных данных ощущения)». Это «время с его модусами данности: „теперь“, „до“, „после“, модально определяемые „одновременно“, „одно после другого“ и т. д., – это время не измерить ни положением солнца, ни с помощью часов, ни какими-либо средствами физики». Это о чем? Самое простое, вот проще простого: «Вика, какой самый длинный день в году? – Когда приезжают родственники из Одессы!»…
    В книге доктора Андрея Гнездилова, очень хорошо описывается, что для онкобольных с одним типом характера до, после операций, перед кончиной время идет одним образом и с одной скоростью, для других – с другой… То есть, коли восприятие Времени субъективно, то сознание внутреннего времени – форма синтеза сознания). Это всегда так было, но Эдмунд Гуссерль НАЗВАЛ это. Вот что такое феноменологическое время.
    Кроме чистого ego, Гуссерль ввел также понятие ego как монады (одолжил у Лейбница). Я как монада – это «ego, взятое в полной конкретности», «в текущем многообразии своей интенциональной жизни» — не как полюс переживаний, а как совокупность этих переживаний. Это «фактическое ego», которое «охватывает всю действительную и потенциальную жизнь сознания», эмпирическое Я. Ранняя позиция Гуссерля, заключалась в том, что Я – лишь единство эмпирического сознания (то есть переживания сознания, а также их связи). Содержания сознания относятся к психическому Я как стороны воспринимаемой вещи к вещи в целом. Феноменологическая редукция эмпирического Я даёт в этом случае не чистое Я, а время потока сознания, его «темпоральное единство».

Работы Э. Гуссерля на русском языке.

Книги

  • Гуссерль Э. Логические исследования. Т. 1. – СПб., 1909.
  • Гуссерль Э. Логические исследования. Т. 2. – М. : ДИК, 2001.
  • Гуссерль Э. Собрание сочинений. Т. 1. Феноменология внутреннего сознания времени. – М., 1994.
  • Гуссерль Э. Философия как строгая наука. – Новочеркасск : Сагуна, 1994. (Сборник, включающий: «Логические исследования. Т. 1»; статьи «Философия как строгая наука»; «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология»; «Кризис европейского человечества и философия».)
  • Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Т. 1. / пер с нем. А. В. Михайлова, вступ. ст. В. А. Куренного. – М. : ДИК, 1999. 2-е изд. : — М. : Академический проект, 2009.
  • Гуссерль Э. Картезианские размышления / пер. с нем. Д. В. Скляднева. – СПб. : Наука, 1998.
  • Гуссерль Э. Феноменология внутреннего сознания времени. – М. : Логос, 1994.
  • Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология / пер. с нем. Д. В. Скляднева. – СПб.: Владимир Даль, 2004.
  • Гуссерль Э. Избранные работы / сост.: В. В. Анашвили и др. ; сост. В. А. Куренной. – М. : Территория будущего, 2005. – 458 с. – (Университетская библиотека Александра Погорельского. Серия «Философия»).
  • Гуссерль Э. Картезианские медитации / пер. с нем. В. И. Молчанова. – М. : Академический проект, 2010.
  • Гуссерль Э. Логические исследования Том I. Пролегомены к чистой логике / пер. с нем. Э. А. Бернштейна ; под ред. С. Л. Франка. Новая редакция Р. А. Громова. – М. : Академический проект, 2011.

    Статьи

  • Гуссерль Э. Философия как строгая наука // Логос. – 1911. – Кн. 1.
  • Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // Вопросы философии. – 1992. – № 7. – С. 136–176.
  • Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Вопросы философии. – 1986. – № 3. – С. 101–116.
  • Гуссерль Э. Статьи об обновлении // Вопросы философии. – 1997. – № 4. – С. 109–135.
  • Гуссерль Э. – Шестов Л. Письма / пер. и примеч. В. Куренного // Логос. – 1996. – № 7. – С. 141–144.
  • Гуссерль Э. – Шпет Г. Письма / предисл., пер. и примеч. В. И. Молчанова // Логос. – 1992. – № 3. – С. 233–242.
  • Гуссерль Э. Амстердамские доклады / пер. А. В. Денежкина // Логос. — 1992. – № 3. – С. 62–81; 1994. – № 5. – С. 7–24.
  • Гуссерль Э. Интенциональные предметы / предисл. и пер. Р. Громова // Логос. – 2001. – № 5/6. – С. 132–164.
  • Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология / пер. В. И. Молчанова // Логос. – 2002. – № 1. – С. 132–143.
  • Гуссерль Э. Логические исследования. Т. 2. Введение. Исследование 1 / Пер. В. И. Молчанова // Логос. – 1997. – № 9. – С. 25–41.; № 10. – С. 5–64.
  • Гуссерль Э. Парижские доклады / Пер. и примеч. А. В. Денежкина // Логос. – 1991. – № 2. – С. 6–30.
  • Гуссерль Э. Феноменология: [Статья в Британской энциклопедии] / Предисл., пер. и примеч. В. И. Молчанова // Логос. – 1991. – № 1. – С. 12–21.

Материал подготовлен
главным библиотекарем по краеведческой работе
А.А. Медведевой

Назад