Он прожил долгую жизнь… Ганс-Георг Гадамер родился в 1900 году, умер в 2002. Этот человек — основатель «философской герменевтики». Вот ни много и ни мало.
    Он мирно изучал философию, теорию литературы, историю искусств и евангелическую теологию в университетах Бреслау и Марбурга. В 1922 году защитил докторскую, и все было бы хорошо, если б через год он не познакомился с Мартином Хайдеггером, преподававшим в Марбургском университете. Его влияние на молодого ученого стало определяющим. После двухлетнего преподавания во Франкфурте-на-Майне, Гадамер занял кафедру, которой ранее руководил Карл Ясперс в университете Гейдельберга. Долго работал в США.
    Гадамер исследует задачи истории: у историка, обращающегося к какому-либо историческому тексту, всегда есть некоторое «предварительное понимание» этого текста, заданное ему родной традицией; оно может корректироваться в процессе работы над текстом, но историк не может полностью освободиться от предпосылок своего мышления, ибо беспредпосылочного мышления не существует. Здесь важно что: что человеческий опыт конечен, и мы – не свидетели ВСЕЙ истории в любых ее дефинициях. Здесь уместна поясняющая ссылка на «Шесть прогулок в литературн6ых лесах» Умберто Эко:
     ,i>«То, что Наполеон умер в 1821 году, не известно мне из личного опыта. Более того, основываясь только на личном опыте, я не могу даже утверждать, что Наполеон вообще существовал (собственно говоря, в свое время была написана книга, в которой доказывалось, что Наполеон был солярным божеством). То, что на свете существует город под названием Гонконг, и даже то, что первая атомная бомба взрывалась посредством реакции деления, а не синтеза, тоже выходит за рамки моего личного опыта; собственно, я вообще мало что знаю о ядерном синтезе. По словам Хилари Путнам, существует «лингвистическое разделение труда» — которое соответствует общественному разделению познания: я делегирую другим познание девяти десятых реального мира, оставляя за собой познание оставшейся десятой части.     …. Я уже привык, что в отношении многих вещей мне приходится принимать на веру чужие познания. Я ограничиваю свои сомнения одним специфическим сектором знаний, а во всем остальном полностью полагаюсь на Энциклопедию. Под «Энциклопедией» я понимаю всю совокупность человеческого знания: я знаком с ним лишь частично, но всегда могу к нему обратиться, потому что оно подобно огромной библиотеке, состоящей из всех книг и энциклопедий, всех документов и манускриптов всех времен, включая иероглифы Древнего Египта и ассирийскую клинопись».
    По-моему, мой недобрый умный друг и оппонент довольно разъяснил, что предполагается под тезисом «беспредпосылочного мышления не существует»… :)
    Для характеристики предварительного понимания Гадамер использует слово «предрассудок», которое до Ренессанса не имело привычного для нас отрицательного смысла. Предрассудок означает нечто, предшествующее размышлению – не более, чем просто дорефлексивную установку сознания. С точки зрения герменевтической философии, предрассудок — неотъемлемая характеристика сознания. Наплевать на него соблазнительно, но до конца невозможно. Что можно: привести его во взвешенное состояние. Условием достижения такого состояния является осознание исследователем симфонии времен. Это буквально, когда мыслящему удаётся понять вопрос, на который это некий феномен является ответом. Это уже про нас, ибо, ибо – БиЮнахождение «нужного вопроса» означает «сплавление горизонтов» интерпретатора и интерпретируемого, которое, согласно Гадамеру, есть действие языкаБ.иЮ. Язык естественный составляет содержание того, что у Гуссерля названо «жизненным миром».
    О герменевтика мы с вами довольно говорили: др.-греч. «искусство толкования» - теория интерпретации и понимания текстов, в том числе текстов классической древности, однако, изначально – священных текстов. Нас с вами волнует Герменевтика как направление в философии XX века, выросшая на основе теории интерпретации литературных текстов. С точки зрения герменевтики задача философии заключается в истолковании предельных значений культуры. Причина в том, что реальность мы видим сквозь призму культуры, которая, что по мнению Умберто Эко, что на самом деле)), представляет собой совокупность основополагающих текстов. Так что в лице Гадамера (ударение на 1 слог) мы имеем теоретика в области библейской философской герменевтики. В чем его отличие от великих предшественников? Для этого нам с вами нужно обратиться к понятию Герменевтического круга, одного из основных в философской герменевтике. По сути, он — просто метафора, описывающая взаимообусловленность объяснения и интерпретации, с одной стороны, и понимания — с другой. Само понятие Герменевтический круг ввел уже знакомый нам друг, протестантский богослов Фридрих Шлейермахер. Герменевтический круг — это принцип понимания, основанный на диалектике части и целого. Можно ли оспорить Шлейермахера в том, что процесс понимания принципиально не может быть завершён, и мысль бесконечно движется по расширяющемуся кругу. Вновь и вновь возвращаясь от целого к части и от частей к целому, мы углубляем понимание смысла части, и целое получает постоянное развитие.
    Дильтей развил понятие герменевтического круга, включив в него философскую позицию автора, его психологию и культурный контекст: познающий человек познает себя через других, но и других он понимает через себя. Что касается Хайдеггера, который, как я уже писала, почти сформировал Гадамера, то он пытался объяснить - как постичь всеобщее, когда мыслящий некто в каждый данный момент имеет дело только с отдельным. Застрелись – мне не дано понять, в чем у Х. источник оптимизма)), с чего он решил, что герменевтический круг заключает в себе позитивную возможность наиболее изначального познания?)). Гадамер в этом плане попроще: он предлагает выйти за рамки «мыслящего самого себя мышления». Цитата из «Хайдеггера и греков»:
«… понять нечто можно лишь благодаря заранее имеющимся относительно него предположениям, а не когда оно предстоит нам как что-то абсолютно загадочное. То обстоятельство, что антиципации (предвосхищения – А.М.) могут оказаться источником ошибок в толковании и что предрассудки, способствующие пониманию, могут вести и к непониманию, лишь указание на конечность такого существа, как человек, и проявление этой его конечности. Неизбежное движение по кругу именно в том и состоит, что за попыткой прочесть и намерением понять нечто «вот тут написанное» «стоят» собственные наши глаза (и собственные наши мысли), коими мы это «вот» видим..»
    Постигая традицию, интерпретатор сам находится внутри неё, и потому, задача не в том, как выйти из герменевтического круга, а в том, как в него «правильно» войти. :) Вся наука. В диалектическом процессе гарантом преодоления, казалось бы, самозамыкающихся идей герменевтического круга является вполне ожидаемая целостность, ибо она оценочный критерий и одновременно цель во всем. С этой точки и войти.
    Публикации Гадамера на русском – нигде не купишь. Их выпустили в 1991. Те, кто знал, кто это, радостно все скупили, а потом те, кто понимали, вероятно на Луну улетели или пишут «письма из Австралии в Америку на великом русском языке». Нигде не купить его.

  • Гадамер Г. Г. Актуальность прекрасного. — М. : Искусство, 1991.
  • Гадамер Г.-Г. Истина и метод / пер. с нем. ; общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. — М. : Прогресс, 1988.
  • Гадамер Х.-Г. Хайдеггер и греки / перевод и примечания М. Ф. Быковой // Логос. — 1991. — № 2. — С. 56—68.
  • Гадамер Х.-Г. Что есть истина? / перевод М. А. Кондратьевой при участии Н. С. Плотникова // Логос. — 1991. — № 1. — С. 30—37.
  • Гадамер Г.-Г. Игра искусства / пер. с нем. А. В. Явецкого // Вопросы философии. — 2006. — № 8. — С. 164—168. — Доклад 1973 года; опубликован в 1977 году.
  • Гадамер Г.-Г. Интервью // Вопросы философии. — 1996. — № 7. — С. 127—132.
  • Гадамер Г.-Г. Диалектическая этика Платона: феноменологическая интерпретация «Филеба» / пер. с нем. и предисл. О. А. Коваль. - СПб. : С.-Петербургское философское о-во, 2000.- 255 с.
  • Гадамер Х.-Г. Пути Хайдеггера: исследования позднего творчества. / пер. с нем. А. В. Лаврухина.- Минск : Пропилеи, 2007.-240 c.

    Назад